20.02.2018 | Зло – в его судьбе, добро – в его душе… | Байкальские ВЕСТИ

9 февраля на малой сцене Иркутского ТЮЗа имени А. Вампилова состоялась премьера спектакля «Сураз» по рассказу Василия Шукшина в инсценировке Александра Гречмана. В инсценировку, кроме основного рассказа, вошли «Гена Пройдисвет» и «На кладбище».
Радует, что сегодня в репертуаре театров появляются такие мощные, корневые, глубинные авторы, как Астафьев, Распутин, Шукшин. Они своим творчеством, казалось бы, не вписываются в сегодняшнее торгашеское время тотального рынка, где продается совесть, а взамен покупаются блага. Их герои размышляют о русском человеке, о смысле человеческой жизни, о том, как жить по совести, по вере. Не хотят они согласиться с тем, что смысл жизни – только в деньгах!
И появляются на сцене эти герои-чудаки, эти странные люди, которые всегда ищут возможность вырваться душой за жесткие рамки, в которые заталкивает их жизнь, система, выламываются за рамки организованного существования, где все люди живут одинаково, так, как надо, серо и скучно, однообразно. Персонажи Шукшина – «герои стихийного образа жизни», и у них есть своя, особая шкала, по которой они меряют свои поступки.

Герой рассказа Шукшина и спектакля Александра Гречмана «Сураз» – простой деревенский парень, шофер Спиридон Расторгуев, а попросту – Спирька.

В словаре Даля «сураз», с пометой «сиб.» – «небрачно рожденный», а потому и кличка Спирьки – синоним несчастья и беды. Все трагическое в его судьбе – следствие его блудного, греховного происхождения. «Я – сураз, – говорит он. – Меня мать в подоле принесла».

«Жизнь Спирьки скособочилась рано. Рос дерзким, не слушался старших, хулиганил, дрался… Мать вконец измучилась с ним. Он бросил школу, не миновать ему было и тюрьмы. И в самом деле, люди будто накликали, пять лет оттрубил. И сел-то по нелепости, по глупости. По куражливости натуры. Но такое уж Спирьке, как говорится, на роду написано».

Так, постепенно, эпизод за эпизодом вводит нас режиссер в судьбу этого парня. Где его отец, что с ним, жив ли? Спиридон задавал этот вопрос и себе, и матери, но та, малограмотная, забитая жизнью и работой деревенская женщина, не могла ничего ответить. Просто не знала. А сам Спирька мучился от неведения, от того, что родился постыдно, прижитым от проезжего молодца и принесенным в подоле. Это ощущение ущербности жило с ним всегда. Оттого и вырос дерзким, шел всегда наперекосяк всем. Назло всем. Жил размашисто, стихийно, порывисто, как попало, не задумываясь, нередко поступая вопреки здравому смыслу, себе во вред. И чем больше режиссер знакомил нас с главным героем, тем больше мы узнавали его, такого несуразного, взбалмошного, мятущегося, дерзкого, грубоватого, бесцеремонного, а порою открытого, искреннего, безоглядно-доброго.
Однажды, пожалев стариков-соседей, он едет в лес, заготавливает дрова и сгружает на их дворе. Чем дальше мы знакомимся со Спирькой, тем больше он вызывает в нас не раздражение и неприятие, а жалость, даже симпатию, чувство сострадания за его непутевую жизнь. Дело тут, наверное, еще и в той любви и нежности, которые стоят за шукшинской улыбкой, за симпатией режиссера к этому персонажу, которые мы явно ощущаем в ткани спектакля и во всей его атмосфере.

Режиссер Александр Гречман не идеализирует героя, он просто выносит на наш суд его судьбу, и каждый вправе сам решать, как его «судить». Конечно, Спирька – изгой, трагический персонаж. У него все не как у добрых людей. Тридцать шесть лет – ни семьи, ни хозяйства настоящего. Но почему же так грустна и щемяща нота сострадания к нему?!

Приезд в деревню учителей Зеленецких многое изменил в Спирькиной душе. Потянулся он сердцем к молоденькой учительнице Ирине, первый раз в жизни ему захотелось подарить женщине цветы… Ее образ дал ему импульс, можно сказать больше – смысл. Он вдруг почувствовал в ней нечто близкое, настоящее, родную душу, даже любовь. Это удивление, как открытие, переживаемое героем, поразило его. Оно было сродни ощущению праздника и всплеска души, необходимость которого так остро осознавалась Спирькой. Но пришел этот праздник трагично. И хотя герой в дальнейшем не может найти в себе зла к «лютому врагу», которым стал для него муж Ирины, учитель Сергей Юрьевич, избивший его, и которого в первый момент он хотел застрелить, Спирька все же осознает, что не было у него всепожирающей злобы на учителя. И это открытие его вдруг поразило.

Именно доброта спасает его от рокового шага, не дает перешагнуть границу добра и зла. Дикая сцена готовящегося ночного убийства кончается тем, что Спирька «ясно вдруг понял: если он сейчас выстрелит, то выстрел этот потом ни замолить, ни залить вином будет уже нельзя».

Спирька – герой с трагической судьбой, но он не «злой человек», наоборот, «неожиданно добрый». Не только блудное, злое, но и ангельское начало воплощено в нем. Зло – в его судьбе, но добро – в его душе.
Каждая роль удивительно точно и ладно легла на исполнителей, как хорошо пошитый костюм. Причина этого понятна: и режиссер Александр Гречман, и актеры изначально были влюблены в шукшинский текст, в своих персонажей. Потому и царит на сцене атмосфера естества, где сам воздух наполнен деревенскими запахами и звуками и актеры «дышат с персонажами одним воздухом, живут на одной земле, крепко стоят на ней обеими ногами и словно рассказывают свои же истории». Весь актерский состав работает замечательно, на максимальное приближение происходящего к зрителю, тревожа, наполняя аудиторию и болью, и печалью, и радостью.

Спирьку исполняет актер Сергей Павлов. Работает истово, с огромной отдачей, сильно и мощно, покоряя личностным объемом, и когда он доводит зрителя до яркой финальной точки, когда вся его жизнь перед нами как на ладони, зал испытывает за него настоящую боль. Спектакль получился яркий, зрелищный, страстный, трагический и светлый одновременно, очень командный. Сценография Андрея Штепина, костюмы Натальи Бородоченко.

«Сураз» заставляет размышлять, думать: а не это ли главная задача спектакля? Шукшин ценил в каждом человеке искренность, прямоту, доброе начало. Даже в самом заблудшем он хотел видеть, как в том же Спирьке, что-то хорошее, возвышающее над прозой жизни. «Проза В. Шукшина начинается в быте, зарождается в быте, но тянется она ввысь, куда-то к горным снегам», – пишет известный писатель и литературовед, исследователь творчества Василия Макаровича Шукшина Игорь Золотусский.

Советую сходить на этот пронзительный спектакль, где можно попечалиться и порадоваться, улыбнуться и вздохнуть, потому что, несмотря ни на какие времена, всегда будет богата наша земля характерами: стихийными, размашистыми, чудаковатыми, странными, выламывающимися из общего ряда, но светлыми душой, добрыми, чистыми и простыми.

Лора Тирон, «Байкальские вести».

Фото Владимира Безродных.

На фото: Сцены из спектакля «Сураз»

http://baikvesti.ru/new/the_evil_in_his_life__the_good_in_his_soul___