На сайте используются cookie. Включите их в настройках браузера
Ваш браузер устарел и не поддерживает все необходимые функции. Обновите его или воспользуйтесь другим, чтобы попасть на сайт
На сайте используется javascript. Включите его в настройках браузера

История одной семьи

газета Байкальские «ВЕСТИ»

Не так часто российские театры обращаются к произведениям Тургенева, а именно к его повести «Степной король Лир» – вообще таких примеров не припоминаю, не считая телеверсию Анатолия Васильева аж 1976 года! Тем более интересно и заманчиво, что именно Иркутский театр юного зрителя имени А. Вампилова решил исправить это положение вещей и к 200-летию со дня рождения писателя, юбилей которого был отмечен в 2018 году, переложив повесть на сценический язык, поставил спектакль.

Задуматься и сделать выводы

Осуществил задуманное режиссер, заслуженный работник культуры РФ Виктор Токарев. Замысел поставить «Степного короля Лира» он вынашивал давно, очень был увлечен им. Тема не отпускала, и режиссер мысленно переносил действие в пространство сцены, обдумывал форму, сценографию, стилистику будущего спектакля. Виктор Токарев известен как мастер психологического проникновения в характер, создания атмосферы, в которой дыхание и глубина попадания в произведение служат не только для того, чтобы увлечь зрителя, но и чтобы дать ему задуматься, сделать собственные выводы.

В спектакле Виктор Токарев выстроил сложные нюансы взаимоотношения персонажей, тщательно разработал характеры, скрупулезно воссоздал жизнь в ее мелочах и деталях, наполнил смыслом, чувствами и паузами, которых не сторонился, а, напротив, доводил до жизнеподобия. И эта неспешность, и подробность за несколько десятков минут делает зрителей своими единомышленниками, и они начинают дышать в унисон с актерами, которые очень достоверны в своем проживании на сцене.

Подобно герою пьесы Уильяма Шекспира «Король Лир» – тургеневский Мартын Петрович Харлов на закате своих лет решает уйти на покой и поделить имение и все имущество между дочерьми. В отличие же от шекспировского короля Лира, который сделал преференции тем дочерям, которые умели льстить, а не той, что всегда была прямолинейна, Харлов же ошибся сразу в обеих. Ведь что старшая – замужняя Анна, что гордая девица Евлампия после раздела имения вмиг позабыли отца и начали сживать его из поместья.

С одной стороны, жаль этого человека – глыбу, на старости лет оказавшегося в таком страшном, униженном и беспомощном положении, да еще и по вине родных детей. С другой стороны, разве не сам Мартын Петрович способствовал развитию в дочерях склонности к эгоизму? Не слишком ли он полагался на свою физическую силу и барское положение? Вот и дочери выросли без сердца и без совести.

Но самое страшное, что ситуации, в которых оказались и Лир и Харлов, не остались лишь в памяти ушедших веков. Со времен Шекспира ли, Тургенева мир людей и их характеров мало изменился, и в наше время жажда наживы, алчность толкают людей на предательство, на преступления, на безнравственные поступки.

Единство в многообразии  

Характер и судьба каждого из персонажей раскрываются исполнителями постепенно, разносторонне, они показаны в динамике и развитии. Большую работу на пути к роли Мартына Харлова проделал заслуженный артист РФ Николай Кабаков, убедительно и многозначно раскрывающий образ. Его Харлов – властный, оставляющий только за собой право решать, «кого казнить, кого миловать». Актер привлекает подлинностью, точностью найденных приемов существования, передавая весь объем переживаний, энергетику человека, который проходит нечеловеческие по силе испытания,

Играя роль Беловзоровой, соседки-помещицы Харлова, артистка Марина Егорова соединила в себе волю и чувственность, мягкость, надежность и мудрость, открытость, прямоту и естественность. Человеческого и женственного в ее героине много, но она находит и жесткие интонации, чтобы восстановить попранную справедливость. Егорова выделяется целостностью образа, мягкостью актерского почерка, подробностью ролевого рисунка, пронзительной интонацией.

С психологической точностью, тонкостью, с яркими характеристиками персонажа, буквально чувствуя нутро героини, выстраивает образ Анны артистка Наталия Маламуд, поэтому роль получается в развитии, объемно. Сдержанно, в какие-то моменты с прорывающейся эмоциональной заразительностью исполняют роль Евлампии актрисы Анжела Маркелова и в другом составе Анна Терехова.

Охотника до легких интрижек, прощелыгу и человека-перевертыша Слёткина, мужа Анны, исполняют Александр Стерелюгин, в другом составе – Александр Карпенко. Оба в этой роли очень разные, идущие от своей природы, трактуют образ многопланово, подключая собственную харизму, ироничность, создавая каждый свой индивидуальный рисунок образа. Путь к трагическому финалу – это подробнейший разбор действия. Актеры ведут его умело, создавая на сцене ту неповторимую атмосферу правды, которая связывает времена– прошлое и настоящее.

На сквозном ветру

Заглянув в книгу отзывов театра, я нашла многочисленные записи зрителей о спектакле:

«К большому сожалению, в наше время нередки случаи, когда родители и дети – это совершенно два разных мира, между которыми нет ни одной связующей ниточки. Очень печально, когда близких людей разделяет пропасть непонимания и неприятия. Очень хорошо, что театр говорит об этом…»

«Когда смотришь спектакль «Степной король Лир», то и дело приходят на ум аналогии из жизни, которые каждый из нас встречал, а именно – неблагодарные дети, ради которых родители жили, отдали им всё, а взамен получили эгоизм и черную неблагодарность. И это только одна из многих тем, которые поднимает спектакль. И тема серьезная, не развлекательная. Я сама в финале прослезилась, да и не я одна. Спектакль тревожит, вызывает на размышления».

Конечно, спектакль не для тех, кто собрался в театре отдохнуть, развлечься, приятно провести время. Он беспокоит, заставляет думать, анализировать. Режиссер, вся постановочная группа, а вместе с ними и зрители исследуют судьбы людей, в чьих душах победило все самое темное, низкое, злое, пытаются понять, почему и как это произошло, что привело каждого из них к совершению нравственного преступления и падению вниз.

Одну из тем задает «говорящая» сценография (художник – Наталья Елесина). На сцене старое, но еще крепкое дерево, олицетворяющее мощь и незыблемость всего уклада жизни и миропорядка Мартына Харлова. Ему есть чем гордиться, он – богатый помещик, личность необычайно яркая и самобытная, крепкий хозяин, происходящий из знатного рода, привыкший к тому, что все подчиняются ему и спешат исполнить прихоти. Гордый и своенравный, жестокий в обращении со своими домашними, он не привык ни перед кем кланяться, что-то просить. Все встречают его с глубоким почтением, идут к нему на поклон. Избалованный всем, что только окружало его, он привык давать полную волю затеям своего ума и нрава.

Если продолжить тему сценографии, то за большим деревом, чуть левее и глубже, на тонком высоком шесте мы увидим символическое гнездо. Казалось бы, оно должно так же, как и большое дерево, означать семью, домашний очаг, но уж слишком тонко основание, на котором оно держится, ненадежно, одиноко и сиротливо, и стоит, будто на сквозном ветру. Дальнейшие события второго действия, действительно, показывают всю ненадежность и хрупкость дома-гнезда, на котором держалось это глухое, угрюмое процветание, превратившее дом в тюрьму, а затем и развалившееся руками самого же Харлова. Не остается ничего от когда-то крепкого и сильного поместья и жившей в нем семьи. Все пошло прахом.

Долгое эхо страданий

Повесть Тургенева сохранила свою трагическую безысходность, осталась драмой без катарсиса. Наделив Евлампию некоторыми чертами Корделии, Тургенев не снял с нее, а даже усилил ее трагическую вину. И последний ее мучительный, надсадный, разрывающий душу крик, обращенный к умирающему отцу, – «Ты меня простил?!», – летит, как эхо, в пространстве сцены, а потом в зал, попадая в каждое зрительское сердце.

Но… Слишком поздно, ничего не изменить, не вернуть, не исправить в этой ужасающей истории. Ответ застывает на безжизненных губах Харлова… «Я тебя не...» и умирает, не договорив.

Финал с картиной смерти Харлова, хотя она и лишена светлого начала, потрясает. Этому человеку, преданному и униженному своими собственными дочерьми, нельзя не сострадать, не пожалеть его, не откликнуться по-человечески. Евлампию терзает чувство вины, ей становится страшно и жутко остаться не прощенной отцом. И она продолжает кричать и каяться от пробудившейся в ней наконец совести, обняв мертвое тело отца. Все происходящее с героями вполне закономерно, ибо является логическим следствием их деяний, и такова расплата за них.

 Человеку давным-давно известны законы поведения и отношений, то есть заповеди, постоянное нарушение которых как раз и приводит к страданиям, наступающим рано или поздно у каждого человека, то ли в земной, то ли, как утверждают мудрецы, в иной какой-то жизни.

Автор Лора Тирон

Ссылка на статью в газете Байкальские «ВЕСТИ» http://baikvesti.ru/new/the_story_of_one_family